[sticky post]Заглавный пост
jarus88
2
Это я.
Древняя, покрытая пылью и глиной бээмпэшка, чихнув, заглохла, слегка качнувшись. Из люка выглянуло копченое лицо мехвода в обрамлении потерявшего всякий цвет шлемофона, и поблескивая зубами произнесло: "приехали" с длинным и замысловатым матерком в придачу.
Я спрыгнул с "брони" и в этот момент Вован, который был очень неплохим фтографом и пользовался не китайскими мыльницами, как все мы, а какой-то замудреной зеркалкой скомадовал - "Санёк, улыбочку. Фото на память!" Улыбаться не хотелось. Не хотелось вобще ничего - ни есть, ни пить, ни спать. Сил осталось только на то, чтобы изобразить некое подобие улыбки, да молча кивнуть, давай, мол, Вован, фотай меня, если тебе это зачем-нибудь надо.

Я родился в Советском Союзе. В 91 году, узнав о ликвидации СССР равнодушно  пожал плечами. Проблем хватало иных. За это равнодушие пришлось потом платить, и очень дорого, и очень долго. Теперь моя Родина называется Россия. Второй раз я ошибаться не буду.

В блоге запрещено все то, что запрещается законами РФ и правилами ЖЖ. Остальное  - на мое усмотрение.

На смерть "Мотороллы"
jarus88
Прошло время, отписался народ. Кто - с радостью, кто - с сожалением и горечью, кто с ерничанием и чавкающим равнодушием, кто-то закрыл дело и на папке поставил штампик "Сдано в архив".
Бог им всем судья. Хотел бы высказать несколько своих мыслей, которые имеются после ликвидации командира подразделения ополчения ДНР Арсения Павлова, позывной "Моторолла".
Скажу сразу - я к личности погибшего не испытываю совершенно никаких чуств. Мы не были знакомы, возможно и пересекались где-нибудь на кавказских дорогах, но я его не знал. Ничего плохого или хорошего о нем, как о человеке сказать не могу. Но вот как о командире оплченцев - мысли есть.

Вот его фотография. Первая же, по запросу из поиска.
Что я здесь вижу? Что может здесь увидеть каждый? Что может на этом снимке увидеть любой человек, который воевал?
Это офицер. Погоны подполковника предполагают факт, что офицер командует подразделением, примерно, равным или бОльшим батальона. На нем форма, похожая на форму офицера морской пехоты ВС РФ. У офицера знак "Гвардия СССР", а так же Звезда Героя (вероятно, Героя ДНР), а так же еще целый ряд отличительных знаков, похожих на ордена и медали.

На этом фото - у него кортики сопровождение, в виде бойца в разгрузке и очках с новейшим автоматом.
Казалось бы - что не так?
Всё в полном соответствии с реалиями момента - гражданская война, конфликт на Украине, один из удачливых командиров, весь заслуженный  и боевой, наверняка выходил победителем из многих боев и сражений, судя по наградам.
Но что же не так? А не так здесь то, что он убит.
Почему же он погиб - вот в чем вопрос. Не в бою, не в результате ранения, не на марше, не в атаке, не шальным снарядом в блиндаже накрыло, не в засаду лихую попал, не снайпер внимательный из Баррета какого снял - нет.
Все очень банально: рванули в подъезде, как братка из лихих девяностых.
Не как офицера морской пехоты, комбата, Героя и лихого бойца - как брателлу конкретного завалили, в подъезде жилого дома.
Вот. А почему, спрошу я вас. А потому, сам же себе и отвечаю, что нарушил данный товарищ все законы войны - писанные и устные, которые знают все, и которые знают лишь некоторые. На которые болт не кладут даже супермены и герои всевозможные, всех родов войск и периодов истории.
Первый:
"Ты - на войне". Здесь всё другое, другая жизнь, другие правила, другие люди, не такие, как в мирной жизни. Здесь смерть на каждом милиметре, сантиметре, везде и всегда. Смерть тебя ждет, враги тебя хотят убить, помни это круглосуточно, непрерывно, всегда и везде"
Моторола этот закон забыл. Или - забил. Ибо фотография говорит об этом вполне. Парад - он должен быть в сорок пятом. Не раньше. А до парада - живи в окопе, блиндаже, танке, каюте. Повезет - война окончится Победой. Тогда и поженишся. Тогда снимешь бронежилет, придешь домой, оденешь парадку и пойдешь на парад. Заделаешь детей. Пойдешь в загс, выпьешь и закусиш, выспишся и сфотографируешся с семьей и в орденах.
Второй:
"Не отсвечивай на войне, не привлекай к себе внимания, не будь мишенью".
Не помню ни одного комбата на войне, который засветился хоть где, хоть когда, хоть на какой фотке/репортаже СМИ, хоть еще где либо. Все знали , что комбат есть, он в штабе, войну ведет, или водку пьянствует - кому какое дело. У каждого своих проблем хватает. А комбат - он понимал, что будет являться основной целью для врага. И ходил, поэтому, всегда в горке не новой, ботинках обыкновенных, автомат и разгрузку имел обычные, сумки полевые и рюкзаки импортные из дальнего угла не доставал, говорил, руками не показывая, на солдата сверху   вниз не глядя, охрану за собой не таская. Сидит мужик на третьей-четвертой броне, кто такой - х.з, контрабас, наверно, вон, горка на рукаве протертая, да берцы вышорканные, "гусь войны" местного разлива. А связист рядом - так он наверно, связиста и охраняет, ибо связист - это фигура важная, без него - никуда.
Третий:
"Если сделал то, сам знаешь - что, никогда в этом не признавайся."
Буданов и Ульман - пример такой наглядный. Завалил ты мирняк, пленных, своего - бывает на войне всякое, Бог и прокурор разберутся. Но - никогда никому ни за что об этом не говори. А лучше всего - этого не делай. А если сделал - зачисти как следует, оправь свидетелей далеко - предалеко, пожги стволы, взорви трупы. И - молчи об этом, пока бланк протокола допроса обвиняемого не увидишь.
Четвертый:
"Никаких СМИ". Ты - воин, а не шоумен. Тебя и твоих людей не должны снимать камеры, видеть твое расположение посторонние люди, задавать тебе вопросы журналисты. Запомни - на тебя идет охота. Противнику интересна любая информация о тебе, о твоем окружении, местонахождении, привычках. Журналисты работают за деньги. Что нельзя сделать за деньги, можно сделать за большие деньги. А что нельзя сделать за большие деньги, можно сделать за очень большие деньги. В том числе - получить необходимую информацию о тебе. Как только я увидел по телеку репортаж о свадьбе Мотороллы с показом его места жительства, сразу понял - не жилец парень. Кто же свои лежки  в эфир выкладывает?
Для общения с прессой и соцсетями пусть будет у тебя специально назначенный человек - "замполит". Сам он не воюет, большой ценности для врага не представляет, лицо свое светить не боится, язык подвешен, но осторожен. "Я передам ваши вопросы командованию и в ближайшее время на них будет дан ответ". Псаки. Пусть смеются , посмеешься и ты. После войны.
Пятый:
"Не подставляй никогда мирняк - он не воюет".
Заряд рванули в подъезде. И, благо, что это были профессионалы- взрывчатки -  только необходимый минимум... Любители могли бы положить пару снарядов 152 мм, КЗ и ящик тротила впридачу - пару подъездов дома пришлось бы хоронить. Комбат должен жить в подразделении. В окопах, в блиндаже, с личным составом. Делить тяготы и ежесекундно быть готовым к бою. Проверять посты, планировать боевые действия, налаживать обеспечение и очень многое-многое другое. А ходить домой после рабочего дня - это - после войны. Или - вместо.
Шестой:
"Не носи наград на войне. Никаких знаков отличия или различия".
Кому надо - знают, что ты комбат и подполковник и Герой. Даже если ты в рваном и грязном бушлате и потерявшем цвет свитере, в кирзачах и небрит месяц. Кому не надо - тот узнает о твоих подвигах после войны. Или - как в данном случае - на твоих похоронах.
Я не злорадствую. Мне эти законы объяснили знающие люди, которые, как традиции , передают их от одной войны, до другой, благо, в нашей стране перерывы между войнами невелики.
Покойся с миром, Арсений. Упокой Господи, душу его.

Танк из болота
jarus88
Калинкин Михаил – Танк из болота
Меня подцепили за оба крюка,
Расклеила веки трясина,
И я увидал над собой облака
И ветер, шумящий в осинах.

И время моё побежало опять
Как будто вчера заводили,
И снова услышал я что-то про мать,
И понял, что мы победили.

И понял - пожить мне ещё предстоит,
Пускай - не герой - победитель,
Пробитые немцами братья мои,
Простите меня и поймите.

Простите - не смог показать мастерство
Красивой военной работы,
Из всей из бригады - но лишь одного
Меня сохранило болото.

Не сжёг меня пушки немецкой расчёт,
И "Тигр" меня не искалечил,
Меня не расплавил товарищ Хрущёв
В огромной мартеновской печи.

Резон здесь конечно отыщется свой,
Сегодняшним людям - подарком,
Вы можете запах глотнуть боевой
Моей краснозвёздной солярки.

Залезьте - не бойтесь испачкать штаны
В крови из солярочной прели,
Почувствуйте кожей дыханье войны,
На чём наши деды горели.

Я - брошенный в землю военный посев,
Я - памятник сгинувшей роте,
И мирная техника прёт по шоссе,
Поскольку я был в том болоте.

Я с пушкой торчащею наискосок,
Для вас непонятен и страшен,
Соляркою пахнущий правды кусок
Истории Родины нашей.

Что я уцелел - экипаж виноват,
Да наша родная природа,
Я танк - я убитый советский солдат
Второго военного года.

Винтовки в России
jarus88
Братья, деньги, два ствола: выгодно ли производить винтовки в России


Санкции убрали с рынка продукцию конкурентов Владислава  и Николая Лобаевых, но, чтобы захватить рынок, братьям этого мало

Фото: Артем Голощапов для РБК
Корпорация Lobaev братьев Владислава и Николая Лобаевых
разрабатывает и выпускает сверхточные дальнобойные винтовки мирового уровня. Можно ли на этом сделать бизнес?

«У меня больше 12 лучших в мире снайперских винтовок, и еще из очень многих я стрелял, и четыре из них — винтовки Лобаева», — рассказал РБК Андрей Рябинский, глава совета директоров группы компаний МИЦ, серьезно увлекающийся снайперской стрельбой. Владислав Лобаев — его инструктор, в конце 2015 года они вместе поставили один из мировых рекордов. Из сверхдальнобойной винтовки Лобаева СВЛК-14С «Сумрак» Рябинский пять раз подряд поразил мишень 50×50 см с расстояния 2165 м (сам Лобаев был корректировщиком). «Могу ответственно заявить, что винтовкам Лобаева в калибре .408 Cheyenne Tactical сейчас нет равных в мире, по калибру .338 они если и не превосходят, то конкурируют с лучшими мировыми образцами», — говорит Рябинский.

Выпускник философского факультета МГУ Владислав Лобаев занялся бенчрестом в 2000 году, увлекшись этим спортом во время командировки в США в середине 90-х, будучи сотрудником частного сыскного бюро «Алекс». «Серьезное увлечение стрелковым спортом привело к пониманию очевидного — с имеющимся оружием на серьезных международных турнирах побеждать трудно», — рассказал Лобаев РБК. Действительно, точные винтовки были доступны избранным, что на практике означало одно: если твоя винтовка не подготовлена известным американским оружейником, ты автоматически выбываешь из списка претендентов на призовое место, объясняет он.

Лобаев решил заняться разработкой собственных винтовок, для чего отправился на стажировку в США, где учился у известных оружейников Томаса Спиди Гонзалеса и Клэя Спенсера. Вернувшись в Россию, в 2003 году основал ООО «Царь-Пушка», которое занялось разработкой и производством высокоточных винтовок.

«Это был настоящий стартап: чтобы начать бизнес, пришлось продать личную четырехкомнатную квартиру на Арбате. Решение, конечно, было трудным, особенно для моих родных и близких», — смеется Лобаев. На первом этапе, по его словам, с деньгами для бизнеса помогли друзья и коллеги по бенч­ресту, среди которых Лобаев называет основателя компании «Торговый дом «Топливное обеспечение аэропортов» Евгения Островского (скончался в 2015 году). «Он не раз оплачивал поездки нашей сборной на зарубежные соревнования, да и мое обучение у Спиди Гонзалеса было оплачено его деньгами», — говорит Лобаев.

В 2005 году «Царь-Пушка» стала первой частной компанией в современной российской истории, получившей лицензию на производство оружия, — Orsis и «Скат» начали работать позже. «Мы были первыми, кто встал на этот путь с нуля. К тому времени нас уже знали, некоторая полезная известность уже работала на компанию», — поясняет Лобаев. Первые винтовки он сделал еще в США, для российской сборной, которая с ними выступила на чемпионате 2005 года, после получения лицензии компания начала работу в России. Сначала арендовали помещения на Подольском электромеханическом заводе, а в 2007 году запустили небольшое производство в Тарусе Калужской области.

В интервью журналу Forbes в 2010 году Лобаев говорил, что годом раньше «Царь-Пушка» продала 80 винтовок, заработав около 20 млн руб. выручки, и в 2010 году планировала выпустить до 200 винтовок. Но в том же году Минпромторг отказался продлить «Царь-Пушке» лицензию, выданную в 2005-м сроком на пять лет. Компания больше не могла производить оружие и даже продавать готовую продукцию.



«Слухи о «банке с пауками» в отечественной оружейной отрасли на уровне производственников точно лишены почвы. Учредители — дело другое, но у них и вопросы друг к другу иного свойства», — говорит сейчас Лобаев. Но в 2010 году в СМИ и на профильных форумах в интернете тогда было много разговоров о том, что проблемы «Царь-Пушке» организовали конкуренты: к их числу относили практически всех производителей снайперских винтовок в России.

Лобаев никого называть не хочет, отмечая лишь, что считает произошедшее в 2010 году проявлением «недобросовестной конкуренции». «Мы тогда решили — чем воевать и складывать тут голову, лучше снизить градус напряженности», — говорит он. В 2010 году почти весь тогдашний коллектив компании, 15 человек, переехал в Объединенные Арабские Эмираты. Там по контракту с арабским холдингом Tawazun запустили новое предприятие — Tawazun Advanced Defense Systems (TADS), где продолжили заниматься разработкой и производством стрелковых систем.

В ОАЭ россияне разработали и подготовили к выпуску около 20 моделей винтовок, две из них в итоге были запущены в производство компанией Caracal, поглотившей TADS в 2013 году. «После запуска всего цикла мы никак не влияем на производство в ОАЭ», — говорит Лобаев. В том же 2013 году закончился контракт c TADS, и сотрудники «Царь-Пушки» решили вернуться в Россию. «Были разные возможности, но после работы в Эмиратах, если честно, ни у кого не было желания еще куда-то ехать», — отвечает Лобаев. Тем более что новую лицензию Минпромторг выдал очень быстро, уже в декабре 2013 года, и на этот раз — бессрочную, добавляет он.

После возвращения в Россию Владислав Лобаев вместе с братом Николаем решили основать корпорацию Lobaev (сейчас она все еще в процессе создания). В нее войдут Конструкторское бюро интегрированных систем (КБИС), объединившее коллектив «Царь-Пушки», а также Lobaev Arms (производство дальнобойных снайперских винтовок) и Lobaev Hammer Barrels (стволы и ствольные заготовки). «У нас каждый вынужден делать все сам — стволы, ложа, патроны, — объясняет Лобаев, — до совместных действий в оружейной российской макротеме все равно когда-нибудь дело дойдет, а пока на своем микроуровне мы решили выделить наши направления в отдельные предприятия и отдельные юридические лица».




За 2014 год корпорация разработала и внедрила в производство семь новых моделей винтовок. «Никто еще так не делал во всем мире, отечественным производствам это тоже не под силу», — гордится Лобаев скоростью работы. По его словам, сейчас корпорация отходит от практики производства «штучных» винтовок и будет выводить все новые модели на рынок серийно. «Впервые в своей истории мы будем работать на затоваривание склада. Будем вносить разнообразие и в покрытия винтовок, чтобы покупатель мог выбрать «такую же, но с перламутровыми пуговицами», — улыбается Владислав.

По его словам, в 2016 году корпорация Lobaev рассчитывает получить 150–200 млн руб. выручки. В прошлом году выручка составила «несколько десятков миллионов рублей», говорит Владислав: в последние два года много сил и средств тратилось на разработку новых моделей, и теперь продажи будут расти. К традиционной продукции компании в 2015 году добавился тактический робот Minirex RS1A3, выпущенный новым подразделением корпорации — Lobaev Robotics. Вес робота на гусеничном ходу — 23 кг, на вооружение он получит калибры 7,62×39,9×39 мм и снайперские 338LW и 40LW. Это только первый из линейки боевых роботов корпорации, говорит Лобаев: компания анонсировала разработку штурмовых роботов, роботов-снайперов и контрснайперов.

«Мы работаем над сетевой интеграцией роботов в единые подразделения на поле боя, набираем сейчас штат людей, которые будут писать программное обеспечение, а пока работаем по аутсорсу», — рассказывает Лобаев. У Lobaev Robotics уже есть первый сторонний инвестор, имя которого не раскрывается, в других подразделениях у братьев Лобаевых партнеров пока нет.

Барьеры и возможности

Емкость российского рынка высокоточных винтовок Лобаев оценивает от 2–3 тыс. до 8–10 тыс. штук в год. По его словам, рынок растет медленно, хотя новые люди приходят. «Один из главных сдерживающих факторов — законодательные ограничения на владение нарезным оружием. Было бы разумно снизить барьер с пяти лет до двух, например, а для военнослужащих и отслуживших в армии вообще его отменить», — считает Лобаев.

Санкции против России по сути убрали с оружейного рынка страны иностранных конкурентов, но Лобаев не спешит радоваться: по его словам, отсутствие долгосрочных дешевых кредитов не позволяет российским оружейным компаниям воспользоваться уникальной ситуацией и захватить освободившийся рынок. «Хорошая, качественная, массовая недорогая винтовка — такая нам по силам, но на практике потребует инвестиций в размере от $30 млн. Мы этого пока не делаем, потому что на это нет денег», — говорит Лобаев.

Те же санкции против России не позволяют сейчас корпорации продавать винтовки в страны, которые присоединились к этим санкциям. «Значит, надо размещать производства на их территории. Для нас это некая бизнес-экспансия, предложения именно в таком ключе у нас есть», — рассуждает Лобаев, говоря, что несколько предложений по развертыванию производства в других странах у него уже есть.

В России спрос на высокоточные винтовки небольшой и вряд ли будет резко расти, поэтому Lobaev нуждается в глобальном рынке, говорит Андрей Рябинский. При этом, по его мнению, «лобаевские» винтовки нужны армии и специальным подразделениям, которые если и закупают их сейчас, то в очень небольших количествах (Лобаев рассказал РБК, что сейчас до 80% продаж приходится на гражданское оружие). «Все снайперские винтовки, которые есть в нашей армии, — это все вчерашний день, а винтовки Lobaev — абсолютно передовая история», — утверждает Рябинский.

Что до предложений о сотрудничестве со стороны российских оружейных гигантов, то, как говорит основатель корпорации Lobaev, «такие предложения были, но я бы оценил их как неоформленные и неконкретные, дальше предварительных разговоров мы так и не продвинулись, до альянсов так и не дошло». В России каждый вынужден делать все сам, добавляет он, хотя в конечном счете координация действий в оружейной отрасли необходима. «Задача, безусловно, трудная, особенно на нынешнем фоне, когда каждый что-то там свое обособленное строит, а вместо кооперации старается соседа задушить или затоптать», — говорит Лобаев.

По его мнению, армия не может быть локомотивом оружейного прогресса: «Конкретно наша армия сейчас готовится к Афганской или Чеченской войнам». Следующий «более или менее» глобальный конфликт неизбежно ускорит роботизацию вооружения и повысит автоматизацию оружия, минимально задействуя человека в «математике» стрельбы, считает Лобаев. Lobaev Robotics набирает новых сотрудников прямо сейчас.​


Взято  на РБК:

http://www.rbc.ru/magazine/2016/05/570fa16e9a794781cb616f9e?from=rbc_choice

Это все правда, это все верно и правильно. А вот фотографии нашей встречи с героями поста – на одном специальном мероприятии в одном специальном месте. J
Пусть будет, для истории. Хотя, с выводами Владислава Лобаева, касательно применения и тактики снайперов я не во всем согласен. Но это не касается великолепного оружия, которое делают эти парни. Удачи им в своих делах!

Итоги 2 августа.
jarus88
Итоги 2 августа.
Леха – старшина роты, три медали, Грозный августа 96-го – охранник в магазине;
Вован – старшина роты, два ордена, легендарная операция эспээн, вернулся с того света и вернул оттуда группу – сварной на стройке, бухает;
Влад -  ротный, орден и три медали, рукопашник-кэмээс, ранение -  водила у барыги;
Диман – ротный, четыре медали – клерк в конторе;
Толян – водила – камазист, контрабас, Первая и Вторая за рулем – допивает;
Толян – прошел путь от контрабаса до… до вполне высокой офицерской должности, капитан – клерк в шарашкиной конторе;
Андрюха – генерал;
Борисыч – ротный, два ордена, ранение – занялся хобби, нравится, иногда бухает;
Леха – орден (номер одной цифрой) и четыре медали, штурм Грозного, талантливейший знаток эмпэдэ – начальник отдела безопасности, две операции на сердце. Нет сорока.
Серега – замкомбата, орден и четыре медали, штурм Грозного, служба в ….. Самом Главном Месте – все путем у Сереги, молодец!
Павел Петрович – замкомгруппы, орден. Ноги ампутировали окончательно, теперь – только коляска.
Диман -  пробился и добился очень многого, у соседей был в большом почете, всего полно – поймал в лесу мину, ногу ампутировали;
Стас – замкомбата, орден и три медали – служащий РА, чинит заборы и меняет краны, вкручивает лампочки;
Вован – старшина роты, Грозный август 96-го, три медали – таксист;
Игорян – старший офицер штаба, три медали, Грозный - клерк в гос. конторе;
Андрюха – семь командировок на Кавказ группником, орден и три медали, не потерял ни одного бойца, выпускник 91 года – увольняется с лейтенантской должности;
Миха – контрабас, орден, Грозный – похоронили;
Евгений – старший офицер, два ордена, кандидат наук – лежит в коме в госпитале;
Паша – майор, Афган, орден – допивает;
Леха – технарь, Грозный – без работный пятый год;
Мудак ты, Сердюков……………………………..

Снаряга, которая у нас была.
jarus88
img594

img592
img593
Вот такие мы были. Все - самодельно-взаправдишное. Убого-самодельное. Родное и честно добытое. Минимум комфорта, максимум функциональности. Все только отечественное (кроме кофе!) Выверенное и вывешенное по граммам. Пропитанное потом. Тщательно вычищенное и смазанное. Теплое и мягкое. Исправное и прошитое. В смысле - прочно-препрочно прошито вручную иголками с капроновыми нитками на сто раз. Каждый патрончик вытерт и ни капли влаги! Каждая деталька смазана и проверена. Все работало всегда и в любой обстановке.
Одиннадцать лет прошло.

Диман ставит мину.
jarus88
img628
Диман устанавливает МОНку. В смысле - мину осколочную направленного действия. Славная была охота!
(допишу потом)
Группы носили с собой одну-две мины, чаще всего это были МОНки (МОН-50), реже - три. Особо жаждущие подвигов и славы командиры групп заставляли разведчиков носить с собой на выход ОЗМки, тяжелые и не очень нужные на выходе. Мины ставили на "дневках"  в управляемом варианте, на направлении наиболее вероятного появления противника. Подрывная машинка на ночь выдавалась в "тройку" - микроотделение, которое контролировало то или иное направление. Иногда на расположение "дневки" выходили животные - кабаны, волки, козы. Ночью, в основном. В этом случае мину подрывали. Наутро, если не было слышно признаков нахождения человека - проверяли, какой же живой душе не повезло в эту ночь.
Диман был обычным срочником. Призванный из глухого сибирского поселка, он попал в спецназ совсем не по желанию - так распорядилась судьба да нетрезвый майор областной пересылки, который перепутал папку с личным делом призывника вечером, перед самой отправкой. И Диман , всместо кого-то более удачливого в жизни, попал в батальон вновь прибывшего молодого пополнения одной из бригад армейского спецназа, котоая, вот уже пятый год вела сводным отрядом войну на Северном Кавказе.
Во время прохождения курса "молодого бойца" в анкете Диман указал в графе "Образование"  - средне-техническое, так, на всякий случай. Диплом фермера-пчеловода вряд ли мог являтся подтверждением образования, даже среднего. Но это сыграло свою роль в дальнейшей Димкиной судьбе.
После присяги и положенного увольнения батальон молодых солдат построили и стали распределять по подразделениям. "Шестая рота, второй батальон" - ткнул пальцем командир взвода, и сердце Димана ёкнуло - второй батальон должен был через три месяца менять воюющий на Кавказе отряд.

В. Высоцкий. Песня о конце войны.
jarus88
Сбивают из досок столы во дворе,
Пока не накрыли - стучат в домино.
Дни в мае длиннее ночей в декабре,
И тянется время, но все решено.
Вот уже довоенные лампы горят вполнакала -
И из окон на пленных глазела Москва свысока...
А где-то солдат еще в сердце осколком толкало,
А где-то разведчикам надо добыть "языка".
Вот уже обновляют знамена и строят в колонны.
И булыжник на площади чист, как паркет на полу.
А все же на Запад идут и идут эшелоны
И над похоронкой заходятся бабы в тылу.
Не выпито всласть родниковой воды,
Не куплено впрок обручальных колец -
Все смыло потоком народной беды,
Которой приходит конец наконец.
Вот со стекол содрали кресты из полосок бумаги.
Вот и шторы - долой! Затемненье уже ни к чему.
А где-нибудь спирт раздают перед боем из фляги,
Он все выгоняет - и холод, и страх, и чуму.
Вот от копоти свечек уже очищают иконы.
И душа, и уста - и молитву творят, и стихи.
Но с красным крестом все идут и идут эшелоны,
Хотя и потери по сводкам не так велики.
Уже зацветают повсюду сады.
И землю прогрело, и воду во рвах.
И скоро награда за ратные наши труды -
Подушка из свежей травы в головах.
Уже не маячат над городом аэростаты.
Замолкли сирены, готовясь победу трубить.
А ротные все-таки выйти успеют в комбаты,
Которых пока еще запросто могут убить.
Вот уже зазвучали трофейные аккордеоны,
Вот и клятвы слышны жить в согласье, любви, без долгов,
А все же на Запад идут и идут эшелоны,
А нам показалось, совсем не осталось врагов.

После атаки
jarus88
Текст песни Калинкин Михаил - После атаки
Вот и всё, остывают стволы,
И наводчик глотает из фляжки.
Между траками пахнет полынь,
Мы сегодня родились в рубашке,

И во рту шелестящая медь
Утверждает - мы живы с тобою,
Там кому-то другому гореть
Позади после встречного боя.

Ах, как сладок горящий табак
Людям, выжившим в танковом тире,
Эта общая наша судьба
Под названьем "Т - 34".

Этот грохот, звенящий в ушах
И наводчик от пороха серый,
Эта общая наша душа,
Что насквозь пробивает "Пантера".

Траектория траков пойдёт
В неизвестность по жизненной глади,
А прославленный танковый взвод
Догорает на клевере сзади.

Мы стоим на опушке вдвоём,
В люк вливаются неба гуаши…
Это поле с кострами на нём
Наше всё-таки - всё-таки - наше !

Мы в измятую кружку нальём
Мы помянем танкистов вчерашних,
Это поле с кострами на нём
С утра этого - всё-таки наше !


Взято здесь: http://megalyrics.ru/lyric/kalinkin-mikhail/poslie-ataki.htm  
 

ничего, более похожего на войну, не читал
jarus88
Теперь не нужен нам, весь белый свет
А званий и наград, тем более не надо!
Вам шлет из преисподней свой привет,
И ничего не ждет от вас в ответ
Сто тридцать первая, Майкопская бригада.
     
Мы видим свет, но ход все уже, уже,
Нагая смерть выходит на покос.
Из рваных тел исходят тяжко души.
Вперед! Аллах акбар! Спаси Христос!
     
За Родину! Не ставшую родной,
Прости, прощай браток, мы все тебе приснимся.
Налей и покури, - за упокой.
А к матерям, на день сороковой придем. Последний раз, в окошко постучимся
     

?

Log in