jarus88 (jarus88) wrote,
jarus88
jarus88

Category:

29 апреля

Я просыпаюсь, точнее – открываю глаза и, как некий боевой механизм-терминатор,  включаю работу мозга из режима «ночное бдение» в режим подготовки к действию, который можно условно назвать -  «вставай пришёл».
   Пора. Медленно поворачиваю голову справа налево, прислушиваясь и принюхиваясь к окружающей обстановке, а так же, анализирую попутно, все остальные органы чувств, имеющиеся и мнимые. Особенно, тщательно, прислушиваюсь к интуиции, которая бодрствует и бдит круглосуточно.
   Набираю полную грудь воздуха, задерживаю дыхание, крепко зажмуриваю глаза – это упражнение для тех, кому, вскоре,  предстоит находиться в полной темноте, помогает адаптировать зрение к ночному режиму.
   Резко выдохнув, встаю одним движением, не открывая глаз – это не имеет никакого значения, так как вокруг меня – кромешная темень.
Мне не нужны потягивания, потирания, почёсывания, позёвывания, замирание на месте с бессмысленным взглядом в одну точку, я готов к любому действию в доли секунды – как дикий зверь, которому не нужна разминка, разогрев или приведение себя в надлежащую форму – зверь в отличной форме всегда.
   Запах вокруг меня – тоже, звериный. Тяжелый, тягучий, напоминающий запах волчьей, или даже – медвежьей берлоги, перемешанный резкими вставками мокрого железа, продуктов сгорания пороха, влажной сыромятной кожи, прелого брезента и съеденных накануне,  консервов из армейского рациона. Разница со зверскими у окружающих запахов – в невыветренном за ночь, мощном аромате дешевого, крепкого табака и химией оружейного масла.
    Стою,  широко расставив ноги – в темноте очень легко потерять ориентировку и ни с того,  ни с сего, шлёпнуться плашмя с самыми непредсказуемыми последствиями.  Приседаю, нашариваю рукой холодный металл рядом с тёплым и сонным спальным местом, быстро раздающем окружающей тьме остатки моей сонной энергетики. Перехватываю скользкий металл поудобнее и , безошибочно определив направление, начинаю переставлять ноги, высоко задирая колени, очень аккуратно, ощупывая и пробуя ступнями темноту, пробираюсь к выходу из своей временной берлоги – армейской лагерной палатки, в которой ночует наша славная 531-я разведывательная группа специального назначения, третьей роты шестьсот девяносто первого отдельного разведбата времен Второй Чеченской. Группа в количестве одиннадцати срочников-солдат, половина из которых сейчас спит, разложив спальники на  земле, а другая половина сейчас бодрствует, охраняя периметр безопасности нашего импровизированного места бытия.
   Резким движением откидываю полог палатки, делаю шаг вперед и, сразу же – в сторону. Привычка. Хотя, большой необходимости в данный момент в этом нет, но – ноги и руки живут своей, самостоятельной жизнью и действую так, как их научил мудрый и много повидавший мозг.
   Напоминает шаг с обрыва, когда не ясно, что там будет внизу – острые клыки камней, толстый стог сена или обжигающий азот воды.
В данном случае – всё, более-менее, лояльно и комфортно, насколько это возможно – тишина и мягкий ночной ветерок.
    Я стою в центре поляны, примерно, сто на пятьдесят метров. Поляна эта – не что иное, как плоская вершина горы, точнее – высоты, а еще точнее – отметки 777,3  - предгорье Кавказа, район Веденского ущелья, группировка «Восток» на территории Чеченской республики.
    На дворе – апрель 2002 года. Как пишут в газетах – окончание активной фазы Второй чеченской кампании.
Наша группа в составе отдельного отряда армейского спецназа и пехотного прикрытия оседлала эту вершину месяц назад. Три БМП и три КАМАЗа доставили нас сюда из лагеря под Шали, где осталась основная часть нашего батальона по пыльным серпантинам полевых дорог с задачей контроля окружающей местности и обстановки.

   Надо сказать, что это была удачная идея нашего командования. Все местные дороги и тропы, так или иначе, могут контролироваться с этой высоты. В первую чеченскую здесь был , довольно, мощный блок-пост, вырыты окопы и капониры для техники, брустверы окопов обильно загажены толстым слоем хлама и помев, вперемешку с железнвми огрызками и кусками колючей проволоки, что создаёт доплнительные препятствия и добавляет в карму обороняющимся.
   С высоты хорошо просматривается окружающая местность – дороги, окрестные высоты, видно часть посёлка Ведено, бывшей вотчины Басаева, если посмотреть в бинокль, то в ясную погоду можно разглядеть Харачой и нависающие над ним горы в снежных шапках.
   Оседлав вершину господствующей высоты, наш отряд изрядно осложнил жизнь и деятельность местного районного  бандсообщества. Через пару дней после нашего прибытия вертушки доставили нам в помощь минометную батарею с рвущимся в бой молодым старшим лейтенантом, двумя контрактниками с постоянным перегаром и полутора десятками равнодушно-инертных срочников. Гиперактивный старлей в первый же день пребывания выпил изрядно со своими ординарцами-контрабасами и, как водится, открыл кинжальный огонь по близлежащему лесу, почему-то дымовыми минами. Напугав до изумления коров всех окрестных сёл дымящими железяками, старлей добился того, что к нам прикатили на древнем мотоцикле толстый глава самого близлежащего села, бывший советский мент-участковый в бесформенной , сине-красной фуражке без кокарды и сельский мулла в больших чёрных очках, с длинноватой белой бородой, в засаленном зелёном пиджаке и какой-то замысловатой чалме. Троица начала ругаться ещё на подъезде к охраняющему подъезд к вершине,  дозору, видимо, побаиваясь, что наш пулемётчик не будет вникать в тонкости кавказского гостевого этикета, а решит вопрос кардинально и по-солдатски.
     Гости были приняты заместителем комбата, который курировал наш отряд и находился с нами в лагере. Он внимательно выслушал гневные речи прибывших искать правду сельчан, посетовал на общий бардак в стране, в целом, и на войне – в частности, после чего заверил переговорщиков, что отныне миномёты будут стрелять только по врагам Российской Федерации, и – никуда иначе. После чего сообщил приезжим, что со дня на день ожидает подмоги в виде полка спецназа МВД и батальона ФСБ для наведения порядка и  полной зачистки окружающей местности, и предложил гостям подумать на досуге об организации достойной встречи прибывающих.
    Кавказцы передумали продолжать ругаться, срочно  засобирались домой и напоследок сообщили, что «шайтанов» у них в округе нет, всех вывели еще в Первую кампанию.
    Отряд начал работу. Ежедневно две-три группы «тралили» и прочесывали окружающие леса и высоты. Миномётчики, получив внушительный инструктаж, браво лупили по перекресткам троп, подозрительным местам и потенциальным целям, в основном – ночью или рано утром, днем – отсыпались и постоянно что-то готовили на чахлых, дымящих костерках.
    Охранение пехоты жило ещё проще: расставив свои древние «копейки» по периметру, бойцы экипажей целыми днями спали под своими машинами, вылезая три раза в день поесть и пострелять курева, которым были небогаты. Ночью они по переменке крутились в своих копеечных башнях, изредка оглядывая окрестности и два-три раза за ночь давая по короткой очереди по окружающим кустам из пулемёта. К слову – я ни разу не видел, чтобы кто-то из этих охранителей чистил свой пулемёт, или, хотя бы – протирал его от ржавчины.
     Среди пехоты ходила устойчивая легенда, что охраняя спецназ, можно расслабиться и забить на многие вещи, ибо спецназ свою охрану не доверяет никому и никогда, всегда бдит самостоятельно.
Это было недалеко от истины, но военный народ, зачастую, опускал вторую часть мудрости, которая гласила, что спецназовцы и спрашивают не так, как остальные, а более существенно и с практическим результатом.
Tags: Война, Хроники прошедшего времени
Subscribe

  • 4 апреля (продолжение)

    Стремительно холодает и темнеет, пора срочно принимать единственно верное решение и тут же начать его выполнять. Коротко посовещавшись с командирами…

  • 4 апреля (продолжение)

    Гнусный и тяжкий вой ураловского движка вращается тупым сверлом в ушах и гудит в голове уже пятый час. Я безвольным мягким маятником качаюсь в такт…

  • 4 апреля (продолжение)

    Чирк-чирк, швак! Э-э-ммм – хэ!.... Пошёл, пошёл, гадёныш! Чвак. Чвак. Чирк. Блин, ещё один… Да сколько же вас тут, а? Когда же вы закончитесь, да в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments