Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Заглавный пост

2
Это я.
Древняя, покрытая пылью и глиной бээмпэшка, чихнув, заглохла, слегка качнувшись. Из люка выглянуло копченое лицо мехвода в обрамлении потерявшего всякий цвет шлемофона, и поблескивая зубами произнесло: "приехали" с длинным и замысловатым матерком в придачу.
Я спрыгнул с "брони" и в этот момент Вован, который был очень неплохим фтографом и пользовался не китайскими мыльницами, как все мы, а какой-то замудреной зеркалкой скомадовал - "Санёк, улыбочку. Фото на память!" Улыбаться не хотелось. Не хотелось вобще ничего - ни есть, ни пить, ни спать. Сил осталось только на то, чтобы изобразить некое подобие улыбки, да молча кивнуть, давай, мол, Вован, фотай меня, если тебе это зачем-нибудь надо.

Я родился в Советском Союзе. В 91 году, узнав о ликвидации СССР равнодушно  пожал плечами. Проблем хватало иных. За это равнодушие пришлось потом платить, и очень дорого, и очень долго. Теперь моя Родина называется Россия. Второй раз я ошибаться не буду.

В блоге запрещено все то, что запрещается законами РФ и правилами ЖЖ. Остальное  - на мое усмотрение.

Итоги 2 августа.

Итоги 2 августа.
Леха – старшина роты, три медали, Грозный августа 96-го – охранник в магазине;
Вован – старшина роты, два ордена, легендарная операция эспээн, вернулся с того света и вернул оттуда группу – сварной на стройке, бухает;
Влад -  ротный, орден и три медали, рукопашник-кэмээс, ранение -  водила у барыги;
Диман – ротный, четыре медали – клерк в конторе;
Толян – водила – камазист, контрабас, Первая и Вторая за рулем – допивает;
Толян – прошел путь от контрабаса до… до вполне высокой офицерской должности, капитан – клерк в шарашкиной конторе;
Андрюха – генерал;
Борисыч – ротный, два ордена, ранение – занялся хобби, нравится, иногда бухает;
Леха – орден (номер одной цифрой) и четыре медали, штурм Грозного, талантливейший знаток эмпэдэ – начальник отдела безопасности, две операции на сердце. Нет сорока.
Серега – замкомбата, орден и четыре медали, штурм Грозного, служба в ….. Самом Главном Месте – все путем у Сереги, молодец!
Павел Петрович – замкомгруппы, орден. Ноги ампутировали окончательно, теперь – только коляска.
Диман -  пробился и добился очень многого, у соседей был в большом почете, всего полно – поймал в лесу мину, ногу ампутировали;
Стас – замкомбата, орден и три медали – служащий РА, чинит заборы и меняет краны, вкручивает лампочки;
Вован – старшина роты, Грозный август 96-го, три медали – таксист;
Игорян – старший офицер штаба, три медали, Грозный - клерк в гос. конторе;
Андрюха – семь командировок на Кавказ группником, орден и три медали, не потерял ни одного бойца, выпускник 91 года – увольняется с лейтенантской должности;
Миха – контрабас, орден, Грозный – похоронили;
Евгений – старший офицер, два ордена, кандидат наук – лежит в коме в госпитале;
Паша – майор, Афган, орден – допивает;
Леха – технарь, Грозный – без работный пятый год;
Мудак ты, Сердюков……………………………..

В. Высоцкий. Песня о конце войны.

Сбивают из досок столы во дворе,
Пока не накрыли - стучат в домино.
Дни в мае длиннее ночей в декабре,
И тянется время, но все решено.
Вот уже довоенные лампы горят вполнакала -
И из окон на пленных глазела Москва свысока...
А где-то солдат еще в сердце осколком толкало,
А где-то разведчикам надо добыть "языка".
Вот уже обновляют знамена и строят в колонны.
И булыжник на площади чист, как паркет на полу.
А все же на Запад идут и идут эшелоны
И над похоронкой заходятся бабы в тылу.
Не выпито всласть родниковой воды,
Не куплено впрок обручальных колец -
Все смыло потоком народной беды,
Которой приходит конец наконец.
Вот со стекол содрали кресты из полосок бумаги.
Вот и шторы - долой! Затемненье уже ни к чему.
А где-нибудь спирт раздают перед боем из фляги,
Он все выгоняет - и холод, и страх, и чуму.
Вот от копоти свечек уже очищают иконы.
И душа, и уста - и молитву творят, и стихи.
Но с красным крестом все идут и идут эшелоны,
Хотя и потери по сводкам не так велики.
Уже зацветают повсюду сады.
И землю прогрело, и воду во рвах.
И скоро награда за ратные наши труды -
Подушка из свежей травы в головах.
Уже не маячат над городом аэростаты.
Замолкли сирены, готовясь победу трубить.
А ротные все-таки выйти успеют в комбаты,
Которых пока еще запросто могут убить.
Вот уже зазвучали трофейные аккордеоны,
Вот и клятвы слышны жить в согласье, любви, без долгов,
А все же на Запад идут и идут эшелоны,
А нам показалось, совсем не осталось врагов.