Category: общество

Заглавный пост

2
Это я.
Древняя, покрытая пылью и глиной бээмпэшка, чихнув, заглохла, слегка качнувшись. Из люка выглянуло копченое лицо мехвода в обрамлении потерявшего всякий цвет шлемофона, и поблескивая зубами произнесло: "приехали" с длинным и замысловатым матерком в придачу.
Я спрыгнул с "брони" и в этот момент Вован, который был очень неплохим фтографом и пользовался не китайскими мыльницами, как все мы, а какой-то замудреной зеркалкой скомадовал - "Санёк, улыбочку. Фото на память!" Улыбаться не хотелось. Не хотелось вобще ничего - ни есть, ни пить, ни спать. Сил осталось только на то, чтобы изобразить некое подобие улыбки, да молча кивнуть, давай, мол, Вован, фотай меня, если тебе это зачем-нибудь надо.

Я родился в Советском Союзе. В 91 году, узнав о ликвидации СССР равнодушно  пожал плечами. Проблем хватало иных. За это равнодушие пришлось потом платить, и очень дорого, и очень долго. Теперь моя Родина называется Россия. Второй раз я ошибаться не буду.

В блоге запрещено все то, что запрещается законами РФ и правилами ЖЖ. Остальное  - на мое усмотрение.

31 декабря

Снег бывает разный. 

Первый октябрьский – робкой крупой, словно стесняясь, сыпет вдоль ветра мелкими кучками на Покров, заставляя тоскливо вздыхать, глядя на недавние зелёные поляны и леса.

Ноябрьский влажный вал, вперемешку с ледяным дождём – облепляет тебя, как злой и тяжёлый паучий кокон из фильма про Чужого, не оставляя шансов обсушиться и согреться, замерзая на ночь уродливыми ледяными комьями. 

Разухабистая и щедрая январская метель – русское зимнее раздолье, холодное, богатое и беспощадное, способное очень быстро и качественно засыпать не только одинокого ямщика в степи, но и вполне себе, любой большой транспорт зелёного цвета со взводом бравых бойцов в кузове. 

Свирепый и коварный горный наст, он же - фирн, как истинный джигит и абрек, оставляющий ложное впечатление о прочности и надёжности природной фанеры, способный убить зараз  целую группу жителей равнины, зачем-то  покусившихся на вековую тишину горной тропы. Ты идёшь по нему, пробивая носком ботинка неглубокие ямки – ступени, прислуживаясь к дрожащим ногам и рвущемуся из груди сердцу. Хочется, лишь, одного – сделать этот путь покороче. Ты решаешь срезать угол совсем немного, чуть-чуть, вон там.  Но крепкий с виду снег, внезапно, предательски, разламывается, и, тогда тебе, ступившему на голубоватый, обветренный ковёр смерти останется лишь, одно – молча лететь вниз с забитым снежной кашей ртом, страшно мыча и пытаясь успеть попрощаться с мамой.

Collapse )

лирическое отступление

Текст выступления Хаттаба перед боевиками

на базе подготовки подрывников 10.08.2001г.

На свои ловушки попадаться нельзя. Где ставишь – напиши на карте, обозначь место где положил мину (ветку и т.п.). Один – два дня: везде мины, месяц: убрать, нигде нет, люди ходят. Русские ходят – везде мины есть.

Мы не хотим сегодня штурмовать. Штурм — это транспорт, раненые, больницы. Мы хотим платить фронтам, но фронт не месяц держать, а один – два дня. Это большое изменение, это наша новая тактика. Для вас это что, это – мины. Как командир сказал, где положить, там и положи, и наблюдай от 300 – 500 метров. Пехота прошла, сразу положи вторую мину. Если у них взорвался, они дальше не идут, обеги, поставь еще мину. Если у них есть ранение и леса нет – вертолет идет забирать раненых. Вертолет еще можно обстрелять. Но если вертолет не пошел – крошечная площадка, они уйдут обратной дорогой. 

На этом курсе одна просьба может быть, может быть муджахеды ушли. Ищут другое место.

И еще, сегодня с разных направлений пришло 12 командиров, все будут участвовать в одно время, но ваши мины – самое главное на всех операциях. Русские должны притихнуть. Когда пойдут в лес – везде должны быть мины. 

Нам сегодня надо штурмовать, мы должны быть готовы к этому. Слава Аллаху, все командиры готовы сегодня, всем указания дали. Но ваша задача – это мины. У тебя кушать есть, деньги мы каждой группе отдадим, немножко хоть, что-то будет хватать – на несколько дней, или неделю, две, на жизнь хватит.

Collapse )

На смерть "Мотороллы"

Прошло время, отписался народ. Кто - с радостью, кто - с сожалением и горечью, кто с ерничанием и чавкающим равнодушием, кто-то закрыл дело и на папке поставил штампик "Сдано в архив".
Бог им всем судья. Хотел бы высказать несколько своих мыслей, которые имеются после ликвидации командира подразделения ополчения ДНР Арсения Павлова, позывной "Моторолла".
Скажу сразу - я к личности погибшего не испытываю совершенно никаких чуств. Мы не были знакомы, возможно и пересекались где-нибудь на кавказских дорогах, но я его не знал. Ничего плохого или хорошего о нем, как о человеке сказать не могу. Но вот как о командире оплченцев - мысли есть.

Вот его фотография. Первая же, по запросу из поиска.
Что я здесь вижу? Что может здесь увидеть каждый? Что может на этом снимке увидеть любой человек, который воевал?
Это офицер. Погоны подполковника предполагают факт, что офицер командует подразделением, примерно, равным или бОльшим батальона. На нем форма, похожая на форму офицера морской пехоты ВС РФ. У офицера знак "Гвардия СССР", а так же Звезда Героя (вероятно, Героя ДНР), а так же еще целый ряд отличительных знаков, похожих на ордена и медали.

На этом фото - у него кортики сопровождение, в виде бойца в разгрузке и очках с новейшим автоматом.
Казалось бы - что не так?
Всё в полном соответствии с реалиями момента - гражданская война, конфликт на Украине, один из удачливых командиров, весь заслуженный  и боевой, наверняка выходил победителем из многих боев и сражений, судя по наградам.
Но что же не так? А не так здесь то, что он убит.
Почему же он погиб - вот в чем вопрос. Не в бою, не в результате ранения, не на марше, не в атаке, не шальным снарядом в блиндаже накрыло, не в засаду лихую попал, не снайпер внимательный из Баррета какого снял - нет.
Все очень банально: рванули в подъезде, как братка из лихих девяностых.
Не как офицера морской пехоты, комбата, Героя и лихого бойца - как брателлу конкретного завалили, в подъезде жилого дома.
Вот. А почему, спрошу я вас. А потому, сам же себе и отвечаю, что нарушил данный товарищ все законы войны - писанные и устные, которые знают все, и которые знают лишь некоторые. На которые болт не кладут даже супермены и герои всевозможные, всех родов войск и периодов истории.
Первый:
"Ты - на войне". Здесь всё другое, другая жизнь, другие правила, другие люди, не такие, как в мирной жизни. Здесь смерть на каждом милиметре, сантиметре, везде и всегда. Смерть тебя ждет, враги тебя хотят убить, помни это круглосуточно, непрерывно, всегда и везде"
Моторола этот закон забыл. Или - забил. Ибо фотография говорит об этом вполне. Парад - он должен быть в сорок пятом. Не раньше. А до парада - живи в окопе, блиндаже, танке, каюте. Повезет - война окончится Победой. Тогда и поженишся. Тогда снимешь бронежилет, придешь домой, оденешь парадку и пойдешь на парад. Заделаешь детей. Пойдешь в загс, выпьешь и закусиш, выспишся и сфотографируешся с семьей и в орденах.
Второй:
"Не отсвечивай на войне, не привлекай к себе внимания, не будь мишенью".
Не помню ни одного комбата на войне, который засветился хоть где, хоть когда, хоть на какой фотке/репортаже СМИ, хоть еще где либо. Все знали , что комбат есть, он в штабе, войну ведет, или водку пьянствует - кому какое дело. У каждого своих проблем хватает. А комбат - он понимал, что будет являться основной целью для врага. И ходил, поэтому, всегда в горке не новой, ботинках обыкновенных, автомат и разгрузку имел обычные, сумки полевые и рюкзаки импортные из дальнего угла не доставал, говорил, руками не показывая, на солдата сверху   вниз не глядя, охрану за собой не таская. Сидит мужик на третьей-четвертой броне, кто такой - х.з, контрабас, наверно, вон, горка на рукаве протертая, да берцы вышорканные, "гусь войны" местного разлива. А связист рядом - так он наверно, связиста и охраняет, ибо связист - это фигура важная, без него - никуда.
Третий:
"Если сделал то, сам знаешь - что, никогда в этом не признавайся."
Буданов и Ульман - пример такой наглядный. Завалил ты мирняк, пленных, своего - бывает на войне всякое, Бог и прокурор разберутся. Но - никогда никому ни за что об этом не говори. А лучше всего - этого не делай. А если сделал - зачисти как следует, оправь свидетелей далеко - предалеко, пожги стволы, взорви трупы. И - молчи об этом, пока бланк протокола допроса обвиняемого не увидишь.
Четвертый:
"Никаких СМИ". Ты - воин, а не шоумен. Тебя и твоих людей не должны снимать камеры, видеть твое расположение посторонние люди, задавать тебе вопросы журналисты. Запомни - на тебя идет охота. Противнику интересна любая информация о тебе, о твоем окружении, местонахождении, привычках. Журналисты работают за деньги. Что нельзя сделать за деньги, можно сделать за большие деньги. А что нельзя сделать за большие деньги, можно сделать за очень большие деньги. В том числе - получить необходимую информацию о тебе. Как только я увидел по телеку репортаж о свадьбе Мотороллы с показом его места жительства, сразу понял - не жилец парень. Кто же свои лежки  в эфир выкладывает?
Для общения с прессой и соцсетями пусть будет у тебя специально назначенный человек - "замполит". Сам он не воюет, большой ценности для врага не представляет, лицо свое светить не боится, язык подвешен, но осторожен. "Я передам ваши вопросы командованию и в ближайшее время на них будет дан ответ". Псаки. Пусть смеются , посмеешься и ты. После войны.
Пятый:
"Не подставляй никогда мирняк - он не воюет".
Заряд рванули в подъезде. И, благо, что это были профессионалы- взрывчатки -  только необходимый минимум... Любители могли бы положить пару снарядов 152 мм, КЗ и ящик тротила впридачу - пару подъездов дома пришлось бы хоронить. Комбат должен жить в подразделении. В окопах, в блиндаже, с личным составом. Делить тяготы и ежесекундно быть готовым к бою. Проверять посты, планировать боевые действия, налаживать обеспечение и очень многое-многое другое. А ходить домой после рабочего дня - это - после войны. Или - вместо.
Шестой:
"Не носи наград на войне. Никаких знаков отличия или различия".
Кому надо - знают, что ты комбат и подполковник и Герой. Даже если ты в рваном и грязном бушлате и потерявшем цвет свитере, в кирзачах и небрит месяц. Кому не надо - тот узнает о твоих подвигах после войны. Или - как в данном случае - на твоих похоронах.
Я не злорадствую. Мне эти законы объяснили знающие люди, которые, как традиции , передают их от одной войны, до другой, благо, в нашей стране перерывы между войнами невелики.
Покойся с миром, Арсений. Упокой Господи, душу его.

Итоги 2 августа.

Итоги 2 августа.
Леха – старшина роты, три медали, Грозный августа 96-го – охранник в магазине;
Вован – старшина роты, два ордена, легендарная операция эспээн, вернулся с того света и вернул оттуда группу – сварной на стройке, бухает;
Влад -  ротный, орден и три медали, рукопашник-кэмээс, ранение -  водила у барыги;
Диман – ротный, четыре медали – клерк в конторе;
Толян – водила – камазист, контрабас, Первая и Вторая за рулем – допивает;
Толян – прошел путь от контрабаса до… до вполне высокой офицерской должности, капитан – клерк в шарашкиной конторе;
Андрюха – генерал;
Борисыч – ротный, два ордена, ранение – занялся хобби, нравится, иногда бухает;
Леха – орден (номер одной цифрой) и четыре медали, штурм Грозного, талантливейший знаток эмпэдэ – начальник отдела безопасности, две операции на сердце. Нет сорока.
Серега – замкомбата, орден и четыре медали, штурм Грозного, служба в ….. Самом Главном Месте – все путем у Сереги, молодец!
Павел Петрович – замкомгруппы, орден. Ноги ампутировали окончательно, теперь – только коляска.
Диман -  пробился и добился очень многого, у соседей был в большом почете, всего полно – поймал в лесу мину, ногу ампутировали;
Стас – замкомбата, орден и три медали – служащий РА, чинит заборы и меняет краны, вкручивает лампочки;
Вован – старшина роты, Грозный август 96-го, три медали – таксист;
Игорян – старший офицер штаба, три медали, Грозный - клерк в гос. конторе;
Андрюха – семь командировок на Кавказ группником, орден и три медали, не потерял ни одного бойца, выпускник 91 года – увольняется с лейтенантской должности;
Миха – контрабас, орден, Грозный – похоронили;
Евгений – старший офицер, два ордена, кандидат наук – лежит в коме в госпитале;
Паша – майор, Афган, орден – допивает;
Леха – технарь, Грозный – без работный пятый год;
Мудак ты, Сердюков……………………………..