Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Заглавный пост

2
Это я.
Древняя, покрытая пылью и глиной бээмпэшка, чихнув, заглохла, слегка качнувшись. Из люка выглянуло копченое лицо мехвода в обрамлении потерявшего всякий цвет шлемофона, и поблескивая зубами произнесло: "приехали" с длинным и замысловатым матерком в придачу.
Я спрыгнул с "брони" и в этот момент Вован, который был очень неплохим фтографом и пользовался не китайскими мыльницами, как все мы, а какой-то замудреной зеркалкой скомадовал - "Санёк, улыбочку. Фото на память!" Улыбаться не хотелось. Не хотелось вобще ничего - ни есть, ни пить, ни спать. Сил осталось только на то, чтобы изобразить некое подобие улыбки, да молча кивнуть, давай, мол, Вован, фотай меня, если тебе это зачем-нибудь надо.

Я родился в Советском Союзе. В 91 году, узнав о ликвидации СССР равнодушно  пожал плечами. Проблем хватало иных. За это равнодушие пришлось потом платить, и очень дорого, и очень долго. Теперь моя Родина называется Россия. Второй раз я ошибаться не буду.

В блоге запрещено все то, что запрещается законами РФ и правилами ЖЖ. Остальное  - на мое усмотрение.

лирическое отступление

Текст выступления Хаттаба перед боевиками

на базе подготовки подрывников 10.08.2001г.

На свои ловушки попадаться нельзя. Где ставишь – напиши на карте, обозначь место где положил мину (ветку и т.п.). Один – два дня: везде мины, месяц: убрать, нигде нет, люди ходят. Русские ходят – везде мины есть.

Мы не хотим сегодня штурмовать. Штурм — это транспорт, раненые, больницы. Мы хотим платить фронтам, но фронт не месяц держать, а один – два дня. Это большое изменение, это наша новая тактика. Для вас это что, это – мины. Как командир сказал, где положить, там и положи, и наблюдай от 300 – 500 метров. Пехота прошла, сразу положи вторую мину. Если у них взорвался, они дальше не идут, обеги, поставь еще мину. Если у них есть ранение и леса нет – вертолет идет забирать раненых. Вертолет еще можно обстрелять. Но если вертолет не пошел – крошечная площадка, они уйдут обратной дорогой. 

На этом курсе одна просьба может быть, может быть муджахеды ушли. Ищут другое место.

И еще, сегодня с разных направлений пришло 12 командиров, все будут участвовать в одно время, но ваши мины – самое главное на всех операциях. Русские должны притихнуть. Когда пойдут в лес – везде должны быть мины. 

Нам сегодня надо штурмовать, мы должны быть готовы к этому. Слава Аллаху, все командиры готовы сегодня, всем указания дали. Но ваша задача – это мины. У тебя кушать есть, деньги мы каждой группе отдадим, немножко хоть, что-то будет хватать – на несколько дней, или неделю, две, на жизнь хватит.

Collapse )

ничего, более похожего на войну, не читал

Теперь не нужен нам, весь белый свет
А званий и наград, тем более не надо!
Вам шлет из преисподней свой привет,
И ничего не ждет от вас в ответ
Сто тридцать первая, Майкопская бригада.
     
Мы видим свет, но ход все уже, уже,
Нагая смерть выходит на покос.
Из рваных тел исходят тяжко души.
Вперед! Аллах акбар! Спаси Христос!
     
За Родину! Не ставшую родной,
Прости, прощай браток, мы все тебе приснимся.
Налей и покури, - за упокой.
А к матерям, на день сороковой придем. Последний раз, в окошко постучимся
     

Стихи.

Снаряды

Лейтенант Александр Чурин,
Командир артиллерийского взвода,
В пятнадцать тридцать семь
Девятнадцатого июля
Тысяча девятьсот сорок второго года
Вспомнил о боге.
И попросил у него ящик снарядов
К единственной оставшейся у него
Сорокапятимиллиметровке
Бог вступил в дискуссию с лейтенантом,
Припомнил ему выступления на политзанятиях,
Насмешки над бабушкой Фросей,
Отказал в чуде,
Назвал аспидом краснопузым и бросил.
Тогда комсомолец Александр Чурин,
Ровно в пятнадцать сорок две,
Обратился к дьяволу с предложением
Обменять душу на ящик снарядов.
Дьявол в этот момент развлекался стрелком
В одном из трех танков,
Ползущих к чуринской пушке,
И, по понятным причинам,
Апеллируя к фэйр плэй и законам войны,
Отказал.
Впрочем, обещал в недалеком будущем
Похлопотать о Чурине у себя на работе.
Отступать было смешно и некуда.
Лейтенант приказал приготовить гранаты,
Но в этот момент в расположении взвода
Материализовался архангел.
С ящиком снарядов под мышкой.
Да еще починил вместе с рыжим Гришкой
Вторую пушку.
Помогал наводить.
Били, как перепелов над стерней.
Лейтенант утерся черной пятерней.
Спасибо, Боже - молился Чурин,
Что услышал меня,
Что простил идиота…
Подошло подкрепленье – стрелковая рота.
Архангел зашивал старшине живот,
Едва сдерживая рвоту.
Таращила глаза пыльная пехота.
Кто-то крестился,
Кто-то плевался, глазам не веря,
А седой ефрейтор смеялся,
И повторял –
Ну, дают! Ну, бля, артиллерия!

Взято у уважаемого камрада http://andrey-zorin.livejournal.com/
Это - к вопросам веры, религии, и роли их в войне. Без шуток и юмора, ибо в окопах неверующих не бывает.